«Подожди немного в коридоре, дочка» — опустив глаза, вздохнул мой муж — про удочерение 5-летней Маши из детдома

06.11.201922:40

«Подожди немного в коридоре, дочка» — опустив глаза, вздохнул мой муж — про удочерение 5-летней Маши из детдома

Дом малютки и детдом располагались в одном здании. Это огромное, серое, мрачное строение, не ассоциировалось с детьми. Никак…

«Подожди немного в коридоре, дочка» — опустив глаза, вздохнул мой муж — про удочерение 5-летней Маши из детдома

Мы с мужем, Андреем, пошли туда в первый раз, документы на удочерение были уже готовы. Хотели грудничка, маленькую девочку.

В здании чисто, аккуратно. Ребятишки старшего возраста ходили по коридорам, обсуждали, шалили.

Нам говорили, что это лучший детдом в городе. Его бизнесмен спонсирует и следит, что бы дети не нуждались.

Неожиданно из коридора выглянула малышка лет пяти:

— Мама, — сказала девочка, глядя голубыми глазами мне прямо в душу, — папа.

Девочка перевела свой серьезный взгляд на Андрея и, улыбнувшись, словно уже нас видела и привыкла, спокойно пошла прочь.

«Подожди немного в коридоре, дочка» — опустив глаза, вздохнул мой муж — про удочерение 5-летней Маши из детдома

Мы переглянулись и пошли дальше. По дороге нам несколько раз попадалась та девочка, она серьезно смотрела на нас, говорила:

— Мама, папа, — и словно исчезала в воздухе.

Увидев девочку в очередной раз, услышали, как она подошла к сотруднице, произнеся:

— Анна Николаевна, это мои мама и папа. Они за мной пришли, хоть никто не верил.

Девочка спокойно пошла дальше. Мы спросили у женщины, кто родители девочки. Она странно посмотрела на нас и вздохнула:

— Пойдемте, я по дороге расскажу.

Анна Николаевна работала в этом детдоме воспитателем почти пять лет, когда привезли Машу.

Девочка была серьезная и на удивление спокойная. Маше в тот момент почти четыре исполнилось.

Малышка серьезно посмотрела на Анну Николаевну и сказала:

— Мама с папой меня скоро заберут. Они так сами сказали. Мне год подождать надо.

— И весь год она ждет. А было это ровно год назад… Календарик попросила, и каждый день циферки зачёркивала…

Анна Николаевна все это время странно на нас поглядывала. Мне показалось, что она просто жалеет ребенка, хочет, чтобы ее мечта исполнилась.

За время разговора подошли к кабинету.

— Заходите, — пригласила она нас.

Мы зашли, а она начала что-то искать в папках с документами.

Через мгновение на стол легла копия фотографии.

На копии изображены женщина и мужчина.

Внимательней вглядевшись, я вскрикнула — они были почти копиями меня и Андрея!

— Этого не бывает!

— Видать, бывает. Копия сделана с единственной фотографии, сохранившейся у Маши.

— Приобщила копию к документам девочки.

— Маша очень ласковая, сразу мне близка стала.

— Но мамой не звала, и, как многие детки, забрать домой не просила. Все ждала…

Я взяла изображение со стола и просто молча вглядывалась в лица. Я понимала, не смогу по-другому.

Неожиданно дверь приоткрылась и просунулось знакомое личико:

— Скоро уже?

— Подожди еще немного в коридоре… дочка… — тихо ответил девочке мой муж, опустив глаза…

Потом посмотрел на меня и вздохнул:

— Берём?…

Я молча кивнула, ком застрял в горле, не смогла произнести и пару слов.

«Подожди немного в коридоре, дочка» — опустив глаза, вздохнул мой муж — про удочерение 5-летней Маши из детдома
Adblock
detector