Безопасность дополненной и виртуальной реальности

0
178

Подростки обычно являются той группой населения, которая наиболее склонна к принятию инновационных потребительских технологий. Они, как правило, с энтузиазмом относятся к новинкам, идут в ногу с новыми тенденциями и имеют меньше укоренившихся потребительских привычек. Поэтому успех производителей в технологической отрасли обычно зависит от того, как они смогут убедить подростков приобретать их продукцию, поскольку молодёжь часто сама влияет на другие демографические группы.

Этот сегмент общества и стал одним из первых пользователей устройств виртуальной (VR) и дополненной реальности (AR). А индустрия предприняла дальнейшие шаги для удовлетворения потребностей этой демографической группы, в развитии игр и приложений. Однако, учитывая относительную незрелость и наивность подростков, они потенциально более восприимчивы к угрозам безопасности, чем взрослые.

Поскольку технологии AR/VR получают всё большую популярность, важно гарантировать, что продукты и услуги, развивающиеся в этом направлении, не причинят вреда пользователям. Все традиционные угрозы безопасности присутствуют в новинках также, как и в их технологических предшественниках: смартфонах, социальных сетях, компьютерных играх. В некоторых случаях уровень погружения, обеспечиваемый виртуальной реальностью, может увеличить масштабы и сложность этих рисков.

Эта инновация значительно отличается от многих других цифровых технологий, поскольку может вызывать сильные физические и психологические ощущения. Разработка взвешенной политики предупреждения или устранения этих рисков потребует сочетания продуманного подхода к законам рынка, методам разработки и модерации контента, инструментов родительского контроля, стратегий доступа, доверия и безопасности использования данных. Однако существуют угрозы, которые можно устранить только посредством вмешательства государственной политики. Социологи и психологи уже реагируют на проблемы, возникающие для «2D» платформ и устройствах, что привело к законодательным предложениям, направленным на регулирование использования технологий подростками. Вполне вероятно, что устройства «3D» тоже не обойдут стороной.

Но прежде чем принять эти правила, законодателям следует рассмотреть основные принципы правильного функционирования самой технологии, чтобы новое регулирование не подорвало способность самих этих инструментов обеспечивать реальную безопасность, а не отдавать приоритет целевым политическим вмешательствам, направленным на устранение гипотетических рисков.

Создание безопасного опыта для подростков, использующих технологии AR/VR, является сложной задачей. Различные факторы влияют на принятие решений подростком, его неприятие риска и его отношение к технологиям, что делает опыт каждого подростка уникальным. Возможно, что следует поручить преподавателям включить AR/VR-грамотность в учебные программы начальной и средней школы, чтобы они помогали подросткам понять, как вести себя безопасно в Интернете, выявлять общие опасности и глубже понимать социальные нормы онлайн-мира.

Многие молодые люди ведут себя в сети, казалось бы, противоположно и противоречиво. В результате онлайн-взаимодействия, как правило, приводят к дружбе/общению подростков в реальном мире. С другой стороны, на этом этапе своего физического и психологического развития подростки определяют большую часть своей идентичности, сексуальности и интересов. Этот процесс приводит к желанию связаться с новыми онлайн-сообществами и подгруппами, о которых они, возможно, даже не знали в офлайн-мире. Относительная неопытность подростков в разрешении конфликтов и определённых видах онлайн-взаимодействия приводит к отсутствию инструментов для решения таких ситуаций. Речь в данном случае идёт о буллинге, травле, киберпреследовании и совращении. Порой это делает неопытных представителей молодого поколения уязвимыми для сексуального насилия. Эта сложная модель поведения создаёт особый контекст, который порождает уникальный набор угроз безопасности. Изучение и понимание этого контекста необходимо, чтобы знать, как это всё развивается в динамике и как с этим бороться.

Наиболее популярная и повсеместно распространённая технология обычно означает, что каждое домохозяйство владеет несколькими устройствами, причём каждый член семьи имеет такое устройство для личного использования. Такое обстоятельство личного использования устройств часто приводит к тому, что пользователи хранят больше личной информации (как на самом устройстве, так и на внешних серверах, размещённых удалённо в дата-центре), оставляя свой цифровой след. Чем объёмнее и беспечнее шлейф от таких следов – тем больше вероятности, что подросток попадает в зону пристального внимания злоумышленников.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Пивоварня, бассейн и бабочки: самое необычное в аэропортах мира

С другой стороны, когда технология недостаточно популярна, чтобы гарантировать наличие личного гаджета у каждого в семье, то все пользователи, кто пользуется устройством, делятся меньшим количеством личной информации. Они с большей осторожностью относятся к тому, чтобы «светить» сайты, которые они используют и приложения, которыми пользуются, поскольку им может быть неудобно делиться такой информацией с другими членами семьи. На самом деле, такой подход – точнее сам принцип скрытности – первый шаг к сохранению личной безопасности. Но очень многие этого просто не понимают.

Технологии AR/VR широко используются на производстве, в медицине и образовании, робототехнике и архитектурном проектировании. Но это профессиональное коммерческое использование. Из-за развития всей технологии, падения стоимости на устройства, теперь виртуальная реальность стала широко входить в жизнь многих обычных потребителей. Пока, в основном, это касается компьютерных и видео игр. Сами устройства VR находятся на той стадии, когда все члены семьи пользуются одним устройством. Таким образом, весьма вероятно, что эти устройства настраивает взрослый человек, и эта учётная запись взрослого, как правило, является основной «учёткой», связанной с устройством. По привычной беспечности её же используют и другие члены семьи независимо от возраста. Если взрослый не создал тщательную альтернативную политику разграничения и доступа, не завёл учётные записи для других членов семьи и не убедился, что они эффективно используют назначенные им «учётки», то любой, кто использует устройство, скорее всего, сможет получить доступ ко всему контенту и истории основной записи взрослого.

Широкое распространение совместного использования учётных записей в устройствах для виртуальной реальности, значительно затрудняет определение возраста, без использования встроенного распознавания лиц, отпечатка радужки глаза или других инструментов проверки. Значит подросткам может быть доступен и контент для взрослых. Резко снижается эффективность родительского контроля, предлагаемого разработчиками оборудования и программного обеспечения.

Подростковые годы обычно являются периодом независимого и неконтролируемого использования технологий. Это этап, на котором кардинально меняются отношения ребёнка с технологиями и социальными сетями. Каждый год наблюдается значительный рост внедрения технологий, а родительский контроль имеет тенденцию ослабевать, что приводит к более независимому и неконтролируемому использованию инноваций.

Именно в подростковом возрасте люди сейчас приобретают свои первые устройства для личного использования, что увеличивает независимое, неконтролируемое использование технологий, а применение родительского контроля имеет тенденцию ослабевать по мере взросления подростков. Эта, вновь обретённая, независимость может иметь различные преимущества: ребёнок может начать предпринимать шаги по определению своей идентичности и личности, глубже погрузиться в свои интересы и найти сообщества единомышленников в Интернете. А в некоторых случаях получить доступ к ценной для него информации, которая может быть не предоставлена ему в школе или семье, например, по вопросам секса или религии. Иногда подросткам приходится анонимно и скрытно искать ресурсы помощи для жертв насилия. Как показали исследования, подростки, ставшие жертвами издевательств или притеснений, обычно не решаются обращаться за помощью к родителям, опекунам, учителям или даже к своим друзьям.
Но так же легко неопытные молодые люди могут стать жертвами мошеннических схем, особенно если они не сталкивались с ними раньше. Другими словами, подростковый возраст — это этап повышенной независимости и ответственности детей, но также и период, когда они подвергаются большему риску, чем раньше.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  15 классных фильмов, которые заставляют задуматься о ценности семьи и взаимоотношений! Смотреть всем!

В некоторых случаях негативный онлайн-опыт может повлиять на подростков за пределами виртуального мира. Немало конфликтов между одноклассниками начинались в Интернете. В случаях травли, преследований и издевательств граница между онлайном/офлайном часто стирается, поскольку хулиганы, абьюзеры и преследователи могут продолжать свои действия через социальные сети.

Подростки обычно не имеют очень обширного социального круга, поскольку большинство их друзей или знакомых — это одноклассники, соседи и родственники. И наоборот, взрослые, как правило, имеют более обширный социальный граф, поскольку у них обычно есть больше возможностей для общения с новыми людьми, например, по работе. Да и времени на расширение социального взаимодействия у взрослых было больше – новые знакомства в период учёбы в ВУЗе, смена работы, знакомства с противоположным полом, обретение друзей по интересам/хобби. Такое сильное перекрытие между социальными графами означает, что онлайн-взаимодействия могут быстро привести подростков «не в ту дверь» реального мира. В результате простые решения, такие как выход из социальных сетей или деактивация учётных записей, могут быть недостаточными ответами на преследования или издевательства.

Подростковые годы обычно являются временем самопознания, любопытства и социализации, но также и временем наивности. Стремление к определению своей собственной идентичности во многом формирует их онлайн-опыт, поскольку Интернет и онлайн-платформы могут предоставить им ресурсы для решения вопросов, касающихся их личности, помочь им связаться с людьми со схожими взглядами или интересами. Но этот поиск чувства принадлежности и общности обычно сопровождается наивностью и недостатком опыта. Молодые люди порой действуют безрассудно и небезопасно из-за своей относительной незрелости или отсутствия самоконтроля. Многие вообще ранее не сталкивались с рискованными ситуациями.

Подростковая демографическая группа имеет высокую дисперсию уровней зрелости.
Возрастные различия могут также усугубляться различиями в психологическом развитии, обусловленными полом, поскольку в подростковом возрасте у мужчин и женщин, как правило, по-разному развиваются определённые поведенческие черты. Различия в уровнях зрелости и когнитивного развития также проявляются у людей одного и того же возраста. Поскольку люди взрослеют и развиваются в разных ритмах, возраст становится более слабым предиктором поведенческих моделей и умственной устойчивости. Столь высокая разница делает подростков особенно сложной демографической группой с точки зрения безопасности. Например, методы и инструменты доверия, такие как пространства только для подростков или инструменты модерации контента, могут помочь сделать опыт AR/VR безопасным для некоторых подростков, но могут оказаться недостаточными для других.

«Образцовой семьи» или «образцового подростка», в конечном счёте, не существует, когда речь идёт об использовании новых технологий. Множество внешних факторов (помимо возраста) формируют опыт людей. Хотя возраст человека определяет некоторые модели поведения, такие как толерантность к риску, психическая устойчивость или любопытство, но одного фактора возраста недостаточно, чтобы предсказать уровень зрелости человека. Поэтому, универсального подхода к безопасности подростков (да и не только подростков) в использовании виртуальной реальности для личного использования, попросту не существует. Создание безопасной среды потребует сочетания целенаправленных политических мер, направленных на борьбу с выраженным вредом, лучших отраслевых практик и установления стандартов, а также нормотворчества со стороны родителей и подрастающего поколения.